Год назад в Крыму случился блэкаут. Мы выдержали и победили

Год назад на границе с Крымом начался бред. 20 ноября начались первые отключения. Украина «отмазывалась» некими «ремонтными работами» и «форс-мажорами». Присутствие на границе непонятных людей с непонятными лозунгами и намерениями официальный Киев не смущало. Собственно, все стало на места, когда в ночь на 22-е ноября 2015 года линии ЛЭП в Крым были подорваны. Без «санкции», без «крыши» никакие активисты такого бы не сделали. По Крыму был нанесен тяжелый удар. Если перекрытие Север-Крымского канала стало проблемой, но проблемой решаемой, то подача электроэнергии просто ставила энергосистему полуострова на колени. Все линии в Крым шли с Украины. И не только энергосистему. А всю систему жизнеобеспечения Крыма. И в наш обиход вошло импортное слово «блэкаут».

В свете последних «заботливых решений» ООН по вопросам соблюдения прав человека в Крыму, хочется спросить: перекрывать воду, электричество, поставки продуктов (и прочих товаров) двум с половиной миллионам людей, это как называется? Патриотические акции? Борьба с агрессором? Ну, если твой народ – агрессор, тогда да. Все толерантно и демократично. В духе «ценностей Запада» и «решений ООН». Все очень просто. Если даже у кого-то из крымчан до 22 ноября 2015 года и сохранялись какие-то иллюзии и ностальгические мотивы по Украине, то энергоблокада четко показала истинное отношение к крымчанам, как к «пасынкам», «предателям», «врагам». 2,5 миллиона могил в Крыму – мечта всех этих «патриотов»? Ну да, утрирую, но, в принципе, обольщаться не стоит. В СМИ Украины время от времени звучит тема «восстановления контроля над Крымом» и «акций возмездия». Почему на этот бред «ведется» современное украинское общество? Непонятно. Как и то, что идиот, сидящий в подорванной электроопоре (ну помните же фото), – считается героем. Убийца своих сограждан – патриотом. Пьяный лавочник – президентом. Впрочем, это дела Украины. Крыму до них дела нет.

Энергоблокада не прошла. Крым не запросил пощады. Путин решил эту проблему. Энергомост, который считался фантастикой и проектом на десятки лет, существует. Генераторы стали необходимостью. Они и сейчас чуть ли не повсеместно. Так, на всякий случай. МЧС и все силовики показали слаженную работу. Много всего было. И графики включений, которые не слишком выполнялись, и нервы, и жесты отчаяния, и световые башни, и свечи с китайскими фонарями. А главное, была надежда и вера. Нет, не в «доброго царя», а в то, что все испытания будут преодолены.

А дальше было уже проще. 2 декабря неожиданно для многих в Крым прилетел Владимир Путин и лично проконтролировал включение первой нитки энергомоста. Первые 230 мегаватт электроэнергии пошли из Краснодарского края в обесточенный Крым. Потом эти ветки включались по графику, а сами отключения света становились все реже. И стало ясно : #светнаш! Когда пошли троллейбусы, даже самые отъявленные скептики согласились: «мы – победили».

Победа далась непростой ценой. В июле этого года депутат Госдумы Наталья Поклонская (тогда еще прокурор Крыма) говорила, что потери Республики от энергоблокады составили 2,5 миллиарда рублей. Она отмечала, что ущерб будет предъявлен координатору так называемой энергетической блокады Крыма лидеру непризнанного крымско-татарского меджлиса Ленуру Ислямову.

Между прочим, ответственность за блэкаут полуострова никто на себя не взял, однако подходы к аварийным конструкциям блокировали представители запрещенных в России «Правого сектора» и «меджлиса крымско-татарского народа».

И эта история (а блэкаут – уже наша история) просто наглядно продемонстрировала: кто есть кто. И то, что крымчане умеют терпеть, работать, побеждать. Да, мы странные люди: для порыва и единения нам почему-то необходима общая беда. Но пусть тот самый блэкаут годичной давности станет последней бедой нашего Крыма.

Егор Лиходеев.